Око церковное — литургическая библиотека

Крест — красота Церкви (Среда)

«Се бо прииде Крестом
радость всему мiру...»

Жизнь есть борьба за вечное спасение, борьба за вечную радость и блаженство, борьба против зла и греха, неустанная, неумолимая, жестокая борьба с сатанинской силой. Мрачна ночь неведения и греха. Ощупью и неуверенно слабые и немощные, идем мы извилистыми, скорбными, потерянными на этой земле путями и тропинками. Бредем мы, странники, по странной земле... Мы — по ней, а она — по черному, бездонному, полунощному небу.

Как черным бархатом, покрыто все кругом глубокой ночью. Лишь далеко вдали, в глубине этого бездонного неба, светится и сияет видимый нашим умным очам, внутреннему сердечному зрению у подножия Небесного Иерусалима Крест Честный, Животворящий, спасительный миру. Блестит и изливает силу свою непостижимую, непобедимую и Божественную, изливает всему миру.

А мы бредем в этом мире по этому пути под своими крестами и крестиками, согбенные под игом скорбей и печалей, несем свои кресты к подножию того Креста, далекого, небесного, недосягаемого. Силой его ограждаемся, силой его укрепляемся в спасительной, томительной борьбе. Изнемогаем, скользим, падаем, подымаемся и все же идем по пути своего крестоношения.

«Непобедимая и непостижимая, Божественная Сило Честнаго и Животворящего Креста, не остави нас грешных!»

Крест Христов воспевает Церковь, Кресту кланяется, Кресту служит, Крестом венчается, Крестом ограждается, Крестом освящается Невеста Христова. По всем нашим молитвенным книгам рассыпаны эти искорки, дивные молитвы и песнопения, зажженные верою в Бога и любовью к Церкви и красоте духовной. Каждую среду и пяток (день предания и распятия Христа) Церковь особо молится Кресту, каждое воскресенье соединяет эти непостижимые глубины, недоведомые, неуразумеваемые — Крест и Воскресение — в так называемых «крестовоскресных» канонах, ибо «Кресту поклоняется и воскресение поет и славит». Три дня в году нарочито превозносит и поклоняется Кресту, выносит Его народу (Крестопоклонная неделя, Воздвижение и День происхождения Честных Древ). В «крестобогородичных» песнопениях Церковь молитвенно состраждет и прославляет Богородицу в Ее скорби и крестостоянии. А в Страстный и Великий Пяток у подножия Креста изливает свою скорбь и рыдания, смешивая их с вдохновенным полетом и творческой мощью своего духа. В эти последние страстные дни Церковь вдыхает дивный и благоухающий аромат страдания, смерти, любви и Воскресения.

Крест — это дивный символ и знамение, которым озаряется богослужебная жизнь. В ней отражены все моменты нашего религиозного сознания. Честному Кресту уделено видное место в церковном поэтическом творчестве. Через наши богослужебные песнопения постепенно проходит вся история рода людского, развертывается весь ход событий от древа райского до Древа Крестного, от изгнания из Эдема до победного и радостного восхождения в него, от грехопадения до искупления. Потщимся же с умилением сердечным и любовью трепетной рукой собирать эти рассыпанные по всем книгам, по всем дивным хранилищам, по всем дням церковного года крины божественного творчества, потщимся собрать их и увязать в венок во славу Креста. Проследим, как Церковь в дни крестные поклоняется и величает Его...

***

Влечет и манит, зовет и толкает к себе грех. Привлекает своей минутной сладостью, и ради ее совершает безумные и ужасные деяния человек. И тотчас же по совершении греха пустеет сердце, тоска наполняет душу и отчаяние, тупое, назойливое, беспросветное вселяется в мыслях. Совесть грызет, и так ясно и отчетливо преследует сознание непоправимости соделанного. С поразительным реализмом рисует Триодь момент грехопадения Адамова.

Адам согрешил... Влечение ко злу завершилось, грех стал реальностью, ощутимой со всем ужасом ее, безысходностью и непоправимостью. Впервые осознанное и испытанное чувство угрызения совести вползло в душу и грызет, и грызет... Чистота и незапятнанность совершенной природы невозвратимы и непоправимы. Человек согрешил, после чего все человечество тяготеет ко злу. Грех повреждает природу человека, влечет за собою изменение естества, грех становится космическим явлением. Так вещает Триодь:

«Солнце лучи скры, луна со звездами в кровь преложися, горы ужасошася, холми вострепеташа, егда рай заключися, исходя Адам рукама бия в лице, глаголаше: помилуй мя, падшаго». 001

И вот под этим омраченным солнцем, окровавленными звездами и месяцем во тьме физической и душевной, средь трепещущей и содрогающейся природы сидит в отчаянии и неописуемых душевных муках Адам. Образно выражает это песнь, говоря о биении себя в лицо:

«Седе Адам прямо рая, и свою наготу, рыдая, плакаше». 002

«Седе Адам тогда и плакася прямо сладости рая, рукама бия лице и глаголаше: Милостиве, помилуй мя, падшаго».

«Видев Адам Ангела изринувша и затворивша благословеннаго сада дверь, вздохнув вельми и глаголаше: Милостиве, помилуй мя, падшаго».

«Споболи, раю, стяжанием обнищавшему, и шумом твоих листвий, умом Содетеля, да не затворит тя: Милостиве, помилуй мя, падшаго».

«Рай вседобродетельный, всесвятый, всебогатый, Адама ради насажденный и ради Евы заключенный, умоли Бога о падшем: Милостиве, помилуй мя, падшаго». 003

Этим воплем наполняется вся служба Недели сырной, как бы рефреном проходит он через все песнопения и побуждает и нас в молитвенном и сокрушенном шепоте вторить за изгнанным праотцом: «Милостиве, помилуй нас, падших».

Изгоняется Адам из рая прикосновением к древу, становится у райских врат Херувим с огненным оружием, и человечество мучительно осуждено ожидать избавления и вселения в рай Древом Крестным.

«Древом Адам бысть рая изселен, Древом же Крестным разбойник в рай вселися». 004

Человечество подготовляется к подвигу Мессии Христа, подготовляется к подвигу креста и крестоношения, Церковный песнописец любовно и старательно ищет и собирает во всех событиях ветхозаветной жизни Израиля различные предчувствия и более или менее ясные предображения крестного образа.

Так в вольной жертве Исаака видится прообраз будущей вольной Христовой страсти (Быт. 22, 1-19).

«Да вообразит древле Исаак Твою страсть, связуется, Слове; разрешает же связанное овча в тойже образ». 005

В глубокой старости, под конец дней своего земного странствования, умирающий Иаков (Израиль) благословляет детей Иосифа — Манассию и Ефрема (Быт. 18, 13 — 20). И возлагает он правую руку на главу младшего Ефрема, а левую — на старшего Манассию, предвидя будущие судьбы потомков их. Скрещивая таким образом руки, предначертывает он крест, будущий далекий символ благословения.

«Древле в благословениих детей, Иаков тя предначерта, Честный Кресте». 006

«Пременя руце древле Иаков, прообразоваше Крест, благословляя отроки». 007

«На юныя главы положи длани иногда Иаков, Крест прописоваше». 008

«Прообразуя Крест Твой, Христе, Патриарх Иаков, внуком благословение даруя, на главах премененно руки сотвори». 009

С личностью «медленноязычнаго и гугниваго» Моисея Церковь связывает ряд прообразов Крестного Древа. Стоит Моисей с народом богоизбранным перед пучиной Чермного моря, и мановением чудесного образа, проначертанием Креста, разделяется море и «невлажными стопами» «пешеходит» Израиль «немокренную глубину» (Исх.14, 12-29).

«Крест начертав Моисей, прямо жезлом Чермное пресече...» — звучит Воздвиженская катавасия.

Подобно тому, как в Мерре чудесно услаждает Моисей древом воды горького источника, Крестное, Животворящее Древо услаждает горечь греха (Исх. 15, 23-26).

«Меррския ослаждая прежде воды Моисей, знаменуя древом, тебе, Честный Кресте, имже сладость спасительную человеком искапал еси». 010

«Горести убийственныя, яже от древа, не оставил, Господи, Крестом бо сию совершенно истребил еси, сего ради и древом услади иногда горесть вод Мерры, прообразующе Креста действо». 011

Это же событие составляет и содержание первой паремии на Воздвиженской вечерни. И когда воевали Израильтяне с Амаликитянами, взошел Моисей с Аароном и Ором на верх холма, и там подымал Моисей крестом руки к небу, и побеждали тогда Израильтяне (Исх. 17, 10-16).

«Простер Моисей руки к высоте небесней, прообразоваше крест».012

«Образ древле Моисей пречистыя страсти в себе самом прообрази, священных среди стоя: крест же вообразив, простертыма победу дланьми воздвиже, державу погубив Амалика всегубителя». 013

«Крестоявленно Моисей на горе руце простер к высоте , Амалика победи». 014

Проходит избранный народ около Едомского царства, малодушествуя и ропща на Бога. Посылает Господь наказание в виде ядовитых змей, и по велению Божию воздвигает Моисей медного змия в пустыне, и при взгляде исцеляются ужаленные люди. Змий сей прообразует Христа, воздвигнутого на Древе Крестном (Числ. 21, 4-9). Так вещает Церковь в своих молитвах:

«Змий, иже Моисеем возвышаемый на древо, Божественное возвышение проображаше Христово, льстиваго змия умертвившаго». 015

«Высоце на древе возвыси вопреки змия, яко писася, Моисей прописуя тя, Всечестное Древо». 016

«Возложи Моисей на столпе врачевство... и древу образом Креста, по земли пресмыкающегося змия привяза». 017

В Гаваоне под водительством Иисуса Навина снова Израильтяне становятся свидетелями чуда Божия. Подвижутся руки Навина, и заповедует он: «да станет солнце прямо Гаваону, и луна прямо дебри Елон... (Нав. 10, 10-12). Святой Григорий Синаит видит здесь снова прообраз Креста:

«Проображаше тайно древле Иисус Навин креста образ, егда руце простре крестовидно, Спасе мой, и ста солнце дондеже враги низложи противостоящия ти Богу: ныне же зайде на Кресте Тя зря, дондеже державу смертию разрушив, весь мир совоздвигл еси». 018

Вещает пророк-Царь: «Возносите Господа Бога нашего и поклоняйтеся подножию ногу Его, яко свято есть» (Пс. 98, 5), предвидя всемирное и великое Воздвижение Креста Господня.

«Днесь яко воистину световещанный глагол Давидов онем прият: се бо яве пречистых ног Твоих поклоняемся подножию».019

«Днесь пророческое исполнися слово: се бо поклоняемся на место, идеже стояша ноги Твоя, Господи».020

И снова вспоминает Церковь в крестных песнопениях другое пророчество Давида (Пс. 73, 12).

«Спасение соделал еси посреди земли, Христе Боже, на Кресте пречистии руце простер еси, собирая все языки, зовущия: Господи, слава Тебе».021

Церковь видит ясное прообразование Креста в трехдневном пребывании Ионы во чреве китовом:

«Воднаго змия во утробе длани Иона крестовидно распростер, спасительную страсть проображаше яве».022

И пророк Исаия вещает в третьей паремии на Воздвижение о той же славе подножия ног, предсказуя пришествие славы Ливановой — креста из кипариса, кедра и певка (Ис. 19, 13):

«Яко кипарис милосердие, яко же кедр веру благовонную, яко певк истинную любовь приносяще Господню Кресту, поклонимся...», — зовет нас песнописец». 023

***

Но все эти символы, прообразы и указания древности — лишь слабые и неясные намеки для ветхозаветного Израиля. Это не могло помочь ему в слабых и неуверенных попытках борьбы с грехом и злом. Все это было неубедительно для сынов «закона сени и писаний». Им всем было нужно знамение и чудо, хотя и не могло бы им показаться другое знамение, кроме знамения пророка Ионы. (Мф. 12, 39).

И вот далось и оно. Настало то время, когда небесные соединились с земными, когда Божественное снизилось до человеческого, чтобы поднять человеческое до Божественного.

Настают страшные дни, когда «Крест водрузися на земли, и коснуся небеси». 024

«Радуются с земными небесная, поклонению Твоему, Кресте, Тобою бо ангелом и человеком соединение бысть, Всесильне, вопиющим: Господи Боже, благословен еси». 025

Сам воплотившийся Господь спасает нас от смерти и греха, чего не в силах сделать был никто: ни ходатай, ни ангел...

«Ниже бо ангел, ни человек, но Ты Сам, Господи, спасл еси нас, слава Тебе». 026

Соединяется несоединимое, восполняется невосполнимое, совершается невозможное. Бездны вскрываются, разверзаются небеса, открываются новые дали. Всеми этими контрастами прекрасно играет искусный язык песнописца, и налагая смелые краски на свои иконописные образы.

Смиряется Бог, принимает образ раба, бесчестится Честный, умаляется Высокий. Безгрешный и абсолютно свободный от зла вселяется в грешный мир, им не заражаясь, и освобождает нас от греха. Спаситель совершает искупительный подвиг, совершает его в течение 33 лет, на каждом шагу страдая и скорбя за этот род, страдая сильнее нравственно, чем физически. Уже воплощаясь, Он начинает этот подвиг крестоношения, невидимый и неприметный для огрубелого глаза людей.

Потребовалось болезненное, ощутимое, чувствительное несение реального, физического Креста, чтобы хотя бы некоторые растрогались и сокрушились сердцем. Нужны были страдания Голгофы пред всеми людьми и римскими наемниками, чтобы дополнить невидимое ни для кого, кроме Небесного Отца и Его посланника Ангела, гефсиманское страдание души, страдание внутреннего человека. Нужен был Крест сравнительно краткой Голгофы, чтобы уяснить и уразуметь (да и то, к сожалению, и до ныне лишь немногими) Крест всей Его жизни. Нужно страдание тела, чтобы понять раны сердца Его, прободение ребра и пролитие Честной Крови из гвоздинных язв, чтобы уразуметь истинное значение капель кровавого пота в борении гефсиманской ночи.

Крест есть лишь кульминация всего жизненного подвига, венчание всего пройденного пути. И он озаряет этот путь, путь не только от римского судилища до Голгофы, но еще от Вифлеемской пещеры, через все детство, Иорданское Крещение, пустынное искушение, через поля и нивы Галилеи, синагоги и храмы, дома униженных и гордых, фарисеев и мытарей, рыбачьи лодки и волны Генисаретского озера, через весь длинный, страдальческий путь...

Вифлеем... Гефсимания... Голгофа...

«Слава долготерпению Твоему, Господи, слава Тебе!..»

Резкие тени налагаются на картине этого пути, сильными контрастами легко оперирует византийское витийство.

«Всякия превышши чести Сый, Владыко, обесчеститися благоволил еси, поносную претерпев, Щедре, на древе смерть». 027

Венчается тернием Тот, Кто всю землю венчал цветами,028 а человека славою;029 праведный становится на неправедном суде и тем оправдывает прежде осужденного Адама; 030 Тот, Кто небо облачает облаками и тучками, на Кресте пригвождается по Своей воле нагим...031

Страшный Голгофский день... Любовь, «распинающая и распинаемая», доходит до своего высшего выявления. Высочайший момент Христова подвига совершается на глазах немногих людей, нескольких еще не разбежавшихся и не до конца оставивших Его близких. Человечество, занятое своей личной жизнью, каждый своими мелкими житейскими дрязгами, скорбями и радостями, продолжало и в тот момент жить так же, как и столетия до того и столетия после того. Многие, очень многие и не заметили великого, премирного события, многим и не было оно открыто, многие не знали, многие равнодушно продолжали свой путь. Акт несравнимого смирения и завершения неземных страданий для многих остается неприметным и неважным, как и все бывшее до того...

В пещере лишь несколько пастухов пришли к Нему, в храме в сороковой день от лица целого современного Израиля только лишь старые Симеон и Анна встретили Его и... никто больше; в Иордане один лишь Иоанн свидетельствовал явление Троицы и приятие на себя греха людей. Только три ученика соприсутствуют ночному Фаворскому чуду, только три восходят в Гефсиманию, только Ангел укрепляет Его... Значит, так нужно!.. А где же люди?.. Человечеству было не до Него... И когда на Голгофе Он страдал за всех нас, человечество и не знало того.

В Риме так же в неге и довольстве продолжалась жизнь патрицианских дворов, так же паслись стада овец на палестинских лугах, так же люди жили заботами своего дома и семьи, рыбак тащил свою сеть, пахарь пахал, люди рождались, посягали, венчались, умирали, жрец приносил неведомым богам ненужную жертву, в то время как Голгофская Жертва приносилась за всю землю, за всех нас, за всю вселенную, когда рождалась в муках новая тварь, изменялась вся природа. Только она, кроме малого круга близких людей, почувствовала всю космичность и непостижимость Голгофы. Тварь воспринимает голгофскую муку, мучаясь сама. Как когда-то природа переживала космичность первородного греха Адама, так и теперь переживает космичность Голгофских мук.

«Распинаясь, тварь поколебал еси». 032

«Тварь изменися, Слове, распятием Твоим». 033

«Светити светила не терпяще омрачашася, на Кресте зашедше Тебе, Слове, земля же подвизашеся, и камение разседашеся, церковное благолепие раздирашеся посреде, гробы отверзахуся, мертвии возстаяху».034

«Видевше Тя солнце на Кресте простираема, скры лучи сияти не могуще». 035

«Солнце угасе, плоть Твою якоже свещу возжегшу Ти на древе, Господи». 036

«Распятия Твоего солнце устыдеся». 037

Страшный Голгофский день... Померкнувшее солнце и луна, погасшие светила, разверстые небо и земля... Из разверстых глубин черного неба молчание и пустота покрывают все. Нет ни гласа Отца, свидетельствующего и благоволящего, ни снисхождения Голубя-Параклита... Из разверстых глубин черной земли готовятся выйти сонмы освобождаемых праведников, Голгофа становится раем, новым Эдемом, насаждается новое древо новой, истинной Жизни...

«Место лобное рай бысть: точию бо водрузися Древо Крестное, абие израсти Гроздь животный». 038

«Древо в раи смерть прозябе, сие же Жизнь процвете». 039

«Рай другий познася Церковь, якоже прежде Древо имущая Живоносное, Крест Твой, Господи». 040

Изгнан был человек когда-то из рая после прикосновения к древу и теперь древом же снова входит в рай...

«От древа вкусив первый в человецех, в тление вселися... всему роду телотленен некий, яко вред недуга преподаде, но обретше земнороднии воззвание Крестным Древом, зовем: препетый отцев и нас Боже, благословен еси». 041

«Адам... в рай вселяется паки, Тебе воспевая». 042

«...клятву древа, Древом исцеливый». 043

«Древо принесе тление в Эдеме родоначальнику: Крестное же Древо жизнь процвете на лобнем месте... и обрете рай, вопия Адам: о, Древо благословенное!». 044

Невольно вспоминается другой его вопль с биением себя в лице руками: «Милостиве, помилуй мя, падшаго».

Страданием Своим и смирением Спаситель возносит усмиренного Адама,045 Своими язвами исцеляет «многолетния язвы» праотца Своего по плоти,046 древнее горькое вкушение его услаждается ныне вкушением оцта на Кресте,047 смертию Христовой Адам оживляется.048

Несоединимые дали соединяются в Кресте, и с высоты его открывается высота отверстых небес, неудобовосходимая нашими помыслами, райские чертоги и глубины адовых бездн, неудобозримых ангельскими очима. Тут и мысль останавливается и сердце замирает, священный трепет охватывает, и великая тайна, тайна благочестия, венчается чудом. Мучительно и томительно время сопровождает и вмещает в свои рамки эти невместимые часы, когда «тьма бысть по всей земле от часа шестаго до часа девятаго». С высоты Креста слетает семь последних слов умирающего Господа, и ими запечатлевается тайна благочестия, тайна новой жизни, запечатлевается книга живота.

«Кресте Животворящий, ты еси книга живота, запечатленная силой седми словес умирающаго на тебе Животодавца»: 049

 

1. «Отче, отпусти им, не ведят бо что творят». (Лк. 23, 34).

 

2. И вслед за сим совершается великое чудо: оправдывается грешный, прощается злодей, верой своей побеждает все и первый входит в рай. Оправдывается не сотворивший ни одного доброго дела, не имеющий никаких заслуг, ни своих, ни сверхдолжных чужих; прощается единой верой и раскаянием. Хулит один разбойник, и славословит и исповедует другой. «Един же от обешенно, злодею хуляше Его, глаголя: аще Ты еси Христос, спаси Себя и наю. Отвещав же другий, прещаше ему, глаголя: ни ли ты боишися Бога, якоже в том же осужден еси, и мы убо в правду: достойная бо по делом наю восприемлева: Сей же ни единаго зла сотвори. И глаголаше Иисусови: помяни мя, Господи, егда приидеши во Царствии Си. И рече ему Иисус: аминь глаголю тебе: днесь со Мною будеши в раи». (Лк. 23, 39-43). Сие есть второе слово. И, о преславнаго чудесе!..

Крест Христов как бы мерило правды и Божией справедливости, как бы некие весы, стоящие на Голгофском холме. «Трисоставный», «троедревесный», из кипариса, кедра и певка. И се, при этих словах Христовых ровно стоящая нижняя перекладина его в момент сих исповедных слов разбойника благоразумного, как коромысло весов, подымается в его в сторону, показывая ему отверстый Крестом и исповеданием путь в райские обители вечной жизни, а хулящему злодею в адские теснины и пропасти небытия.

«Посреде двою разбойнику, мерило праведное обретеся крест Твой овому убо низводиму во ад тяготою хуления: другому же, легчащуся от прегрешений, к познанию богословия: Христе Боже, слава Тебе».050

Посему-то и предано нам от древнего благочестия и предания отец именно такое, осмиконечное изображение Честнаго Креста.

 

3. И Матери Своей Пречистой и Приснодеве и любимому ученику девственнику обращает он третье слово: «Жено, се сын Твой». и «Се, Мати твоя». (Ин. 19, 26-27).

 

4. И далее вопль Его по человечеству: «Или, или, лима савахфани», (Мф. 27, 46; Мр. 15, 34).

 

5. «Жажду!». (Ин. 19, 28).

 

6. «Совершишася»... (Ин. 19, 30).

 

7. «Отче, в руце Твои предаю дух Мой». (Лк. 23, 46).

 

Таковы седмь слов, так Крестом запечатлевается тайна воплощения, так завершается искупительный подвиг всей жизни. Крестом изменяется все, обновляется мир, и начинается новая жизнь. Древом произошло изгнание из рая, древом вселяемся мы снова в него. Так говорит об этом Златоуст:

«Дева, древо и смерть были знаками нашего поражения: девою была Ева, так как тогда она еще не познала мужа; древом было древо рая; смертию было наказание Адама. Но вот, опять Дева, Древо и смерть — эти знаки поражения, сделались знаками победы. Вместо Евы — Мария; вместо древа познания добра и зла — Древо Креста; вместо смерти Адамовой — смерть Христова».051

Побеждается смертию сама смерть, ибо смертию Христос смерть попрал. Вонзается смертоносное копие в сердце диавола и вместе с Христовым Воскресением воскресают праведники.

«Три кресты водрузи на Голгофе Пилат: два разбойника и един Жизнодавца, Егоже виде ад и рече сущим доле: о слуги Мои и силы Моя! Кто водрузив гвоздие в сердце мое, древяным мя копием внезапу прободе, и растерзаюся внутренними моими, болю, утробою уязвляюся, чувства моя смущают дух мой, и понуждаюся изрыгати Адама и сущия от Адама, древом данныя мне, Древом бо сия вводит паки в рай».052

«...враг плакаше стражда болезненно чувствы, глаголаше: древяно мя копие прободе посреде сердца моего; Христос вся от адских уз решит». 053

«Токмо водрузися Древо, Христе, Креста Твоего, основания поколебашася смерти, Егоже пожре желанием ад, отпусти трепетом». 054

«Точию водрузися Древо Креста Твоего, Христе, прелесть прогнана бысть и благодать процвете». 055

«Смерть умертвися и ныне пуста явися». 056

Водружается Крест Честный на Голгофском холме, на том самом месте, где погребен Адам. Крест водружается как раз над главой праотца, почему и под Распятием всегда иконописуется Адамова глава. Так, по древнему преданию, когда распались камни на Голгофе, в образовавшуюся расселину стекла Пречистая Кровь на Адамову главу:

«В Распятии же Господни, егда на Кресте Господь наш Иисус Христос предаде Дух Свой, и тогда раздрася церковная катапетасма 057 и камение распадеся: тогда и той камень проседеся над главою Адамовою, и тою расселиною сниде кровь и вода из ребр Владычних на главу Адамлю, и омы грехи рода человеча». 058

Сокрушаются вереи ада, князь мира уязвленный, крестом освобождает пленников Своих, и в Великую Субботу сошедший во ад Христос выводит за Собой в райские обители ветхозаветных праведников. Крестом разрушается адова твердыня, Крестом отверзаются райских чертогов двери.

«Рай отверзл еси Крестом Твоим, Владыко». 059

«Распинаешися и рай паки отверзается, и разбойник прежде всех радуяся входит: и умираеши, Иисусе мой, и враг льстец умерщвляется, умерщвленный же Адам оживляется, слава многому Твоему милосердию». 060

«Гряди, первозданная двоица, лика отпадшая горних, завистию человекоубийцы, горькою сластию древа древле вкушением, се Всечестное воистину Древо предгрядет». 061

«Где твое, смерте, жало, где твоя, аде, победа».

И уступает страшный Херувим с огненным мечом свое место у райских врат. Входит в рай Христос Спаситель и вводит за Собой из адовых теснин праведников вместе с разбойником. И отныне райские двери охраняются не огненным оружием, но Честным Крестом:

«Не ктому пламенное оружие хранит врат Едемских, на тыя бо найде преславный соуз 062 , Древо Крестное». 063

«Тебе, приснопетое Древо, на немже простреся Христос, Едем хранящее обращающееся оружие, Кресте устыдеся: страшный же уступи, на тебе пригвожденному Христу, подающему мир душам нашим». 064

***

На Кресте приносится Жертва совершенная, Жертва исключительной Любви, прощения и смирения. На Голгофе, вблизи Иерусалима, на фоне панорамы Иерусалимского храма, где приносилась жертва Богу в храме из мрамора и камня на жертвеннике, освященном кровью жертвенного животного, основывается новая Церковь, на новом жертвеннике, на Кресте из кипариса, кедра и певка. Святый Иоанн Златоуст говорит о ней так:

«Крест — жертвенник. Необычайная и небывалая жертва. В самом деле, Один и Тот же был и жертвой и священником; жертвою был плотию и священником духом. Один и Тот же приносил и был приносим плотию».065

И от времен Христовых повторяется та же Жертва на престолах церковных. И от времен Златоуста повторяются его слова перед престолом: «Ты бо еси приносяй и Приносимый, и приемляй и Раздаваемый»066 . А кровные жертвы, как уже ненужные и бессильные, не приносятся более.

«Окровавил еси Христе, персты Твоя, на Древе пригвождаем, иже приносимую бесом кровь древле, на пагубу приносящим преставил еси».067

Посему и «храма светлость раздирашеся». Во святом святых завеса церковная раздирается с верхнего края до нижнего и сим показует завершение ветхозаветных жертв, конец Моисееву закону.

«Завеса раздралась и Жертва принесена вне святаго святых», — говорит Златоуст.068 И далее:

«Крест Честной освящается Жертвою, становится украшением Церкви, державою и утверждением. Так как преступление произошло от древа, то поэтому Он пожелал пригвоздить эти начатки на древо, чтобы подобно тому как через древо произошло преступление, так через Древо же произошло и спасение»069 .

И от дня того, и древа того, нет более проклятых деревьев. Если проклято было древо из-за несвоевременного прикосновения к нему и вкушения от него первозданным человеком («неблаговременно причастно бывшее»), то ныне новая тварь обновляется снисхождением Божиим, обожением нашей тварной природы и ожиданием новой, нетленной и просветленной, природы, новая тварь ликует, и древа в лесах и рощах шелестят своими листьями, легким ветром, «гласом хлада тонка» пригибаются, приходят, поклоняются и припадают ко Христу, Распятому на Древе. Самое естество древесное как бы радуется и величается, и Божественным распятием прославляется.

«Песнми да взыграют вся древа дубравная, тезоименитое Древо Креста зрящи, облобызаемое днесь».070

«Да кропит вся земля радование, да веселятся древа дубравная, днесь обожена Всечестным Крестом».071

«Да возрадуются древа дубравная вся, освятившуся естеству их».072

***

«Крест — хранитель всея вселенная, Крест — красота Церкви, Крест — Царей держава».

И через три столетия после Христа, равноапостольный Царь с праведной своей матерью обретают и воздвигают Честное Древо при множестве народа. И в воспоминание того всемирного воздвижения и ныне совершается в соборных храмах архиерейским служением сие воздвижение Креста. Под умилительное пение «Святый Боже», сопровождаемое каждением и светильниками, медленно износится из алтаря Крест и на середине Церкви совершается чинопоследование воздвижения. Пятьсот раз звучит «Господи, помилуй», то опускаемое то подымаемое в хроматической гамме. Вот совсем-совсем низко отстоит крест от земли, на одну лишь пядь отступая от нее, вот он снова поднимается выше и выше. Подымается согбенная фигура святителя, выпрямляются дикирии и трикирии, подымаются огоньки их в ровнях с крестом и возвышается он еще выше, вместе с голосами клироса подымаясь к небу и под высокое и торжествующее последнее троекратное «Господи, помилуй», осеняет крест всю вселенную, как когда-то руками Патриарха во дни Константина Царя. Тогда при воздвижении народ так же, как и теперь, вопиял «Господи, помилуй». Являвшийся Константину Крест ограждает его державу, поборствует ему на враги, помогает наемникам его 073 византийским Василевсам Второго Рима и Московским Царям Третьего в их царских подвигах.

«Божественным судом предызбраннии, веселитеся, христианскии вернии царие, хвалитеся победоносным оружием, премше от Бога Крест Честный».074

Принимают они, Божии Помазанники, крест всего народа на себя, несут его на раменах своих, несут в течение всего своего подвижнического пути на Страшный Судный День, когда и ответят за него. Крест их утверждение, крест им держава и сила. Церковь в своих песнопениях, в живом опыте своего служения восхваляет, освящает и благословляет священную власть, Богом помазанную и ограждает ее державой Креста Христова, Крестом Царя Иудейского.

Крест охраняет и всю вселенную, всех нас грешных.

«Он есть для лежащих восстание, для стоящих утверждение, для немощных опора, для пасомых жезл, для обращающихся руководство, для души и тела спасение, ограждение всяких зол, виновник всяких благ, истребление греха, растение воскресения, древо жизни вечной», — как вещает св. Иоанн Дамаскин.075

«...Жезл силы, имже пасемся, оружие мира, егоже со страхом обстоят Ангели».076

Крест Честный найден в Иерусалиме и любезно всеми лобызается и почитается. На небесах же образу Креста совершается служение ангельских чинов. Мысленные полки бесплотных духов непрестанно кланяются таинственному и спасительному образу.

«Крест Пречестный, егоже обстоят чини ангельстии».077

«Ныне ангельския воинства копие носят Древо Честное, благоговейно окружающе».078

В древности, согласно церковному преданию, в Риме, к поставленному образу Креста трижды в год сходил Ангел с небес и кадил Крест.079

На земле люди веселятся Кресту, на небесах Ангелы радуются ему.080

«Крест — Ангелов слава и демонов язва».

Трепещут демоны, трясутся и злобствуют бесовские полки, в своей бессильной злобе и бесплодной, ибо Крестом прииде радость всему миру и погибель демонской силе.

«На Кресте Тя пригвождена и уснувше ангельстии чинове видевше, устрашишася, Иисусе Всецарю, и побегоша абие бесовские полцы и сокрушишася вереи адовы и смерти мучительство низложися и иже во гробех мертвии воскресоша».081

«Ядовитую заушил еси змия злобу, заушен быв».082

И мы охраняемся силой Креста и побеждаем ею присно с нами борющегося «князя тьмы и страстных сладостей родителя».

«Крест Твой ныне облобызающе умнаго Амалика побеждаем».083

«Подземных силы противныя Креста страшатся, начертаема знамения на воздусе».084

«Падение есть бесом крестное стояние».085

Вот это-то и есть неприемлемое, непонятное и непостижимое для рационализирующего ума, что велика и всемогуща сила Креста и его знамения. Крестное знамение — это не только воспоминание и привычка из далекого и забытого детства, это не просто жест и не только символ, не магическое, заклинательное мановение. Нет, это реальная сила, реальное оружие против врага. Если и есть что-либо страшное, если и есть вообще на свете что-либо опасное, то только сила зла, сила врага нашего и рожденное им зло и грех. Если и есть какое оружие и способ борьбы против него, то это молитвенное призывание имени Божия и силы Креста Его. Осени себя крестным знамением и этим самым оградишься от зла. Искушение ли, страх ли, бесовское наваждение, уныние, мечтание неподобное, похоть вредная — все сие погубит сила Креста. Не сомневаясь и с верой в Бога и в силу Креста ограждаем себя ею. Важно именно ограждение крестным знамением, а не просто какое-то беспорядочное и кощунственное махание рукой.

«Тако да погибнут беси от лица любящих Бога и знаменующихся крестным знамением...»

«Иже Крестом ограждаемся, врагу противлямся, не боящеся того коварства и ловительства».

Вот почему важно и безусловно необходимо учить этому детей, воспитывать себя, напоминать и следить за этим. Это вовсе не пустяки, не мелочь, не «все равно», это не простое ненужное и мелочное обрядоверие, а известное и очень славное подтверждение веры.

Святой Иоанн Дамаскин так мудрствует: «Крест дан нам в качестве знамения на челе, как обрезание Израилю; ибо через него мы верные различаемся и распознаемся от неверных. Он есть щит и оружие и памятник победы над диаволом». И мы верим в силу креста, верим безусловно, не по-современному, без «если», без размышления в сердце своем, верим в то, что крестом мы можем все совершить. Иначе мы просто кощунствуем, кое-как болтая рукой перед собой, иначе мы не верим Церкви, иначе мы рационалисты.

Эта сила нам нужна в нашем пути подвижнического крестоношения, пути исповедания себя Христовыми учениками «Крест есть щит веры, в немже можем вся стрелы лукаваго разжженныя угасити». Без подвига крестоношения нет христианства. «А иже Христовы суть, плоть распяша со страстьми и похотьми» (Гал. 5, 24). «Аще кто хощет по Мне идти, да отвержется себе, возьмет крест свой и по Мне Грядет».

Идем, бредем, усталые, больные, слабые, грешные, неся кресты и крестики, странные, по странной земле, юродивые для мудрого мира, безумные для умных, премудрые для безумных, мы, недостойные, изживающие свою жизнь. Идем и несем все кресты к тому Кресту, который сверкает вдали высоко, у стен невидимого Иерусалима Небесного. Там совершается поклонение ему, там лики Ангел и Архангел непрестанно кланяются ему, славословят его. Мы ожидаем тот день, когда явится на небе Крест — знамение Сына Человеческого и поведет после Страшного Суда праведников в райские чертоги. Ожидаем тот день и в ожидании несем свои кресты.

Непобедимая и непостижимая, божественная Сило Честнаго и Животворящаго Креста, не остави нас грешных!

НазадДальше


001 Неделя сырная, вечер на литии, слава, гл. 6.
002 Там же, на Господи, воззвах, слава, гл. 6.
003 Тогда же, утреня, икос, гл. 6.
004 Святой и Великий пяток утро, блаженны, стих I, гл. 4.
005 Октоих, гл. 2, пяток утро, канон, песнь 9.
006 Предпразднество Воздвижения, 13 сентября утро, канон, гл. 4. п. 7.
007 Октоих, гл. 6. пяток утро, канон, п. 6.
008 Там же, гл. 2. среда утро, канон, п.6.
009 Воздвижение, 14 сентября, вечер на литии, гл. 1. Андрея Иерусалимского.
010 Предпразднество Воздвижения, 13 сентября утро, канон, п. 5.
011 Воздвижение, утро, канон, п. 9.
012 Предпраздн. Воздвижения, 13 сентября утро, седален по 3 п., гл. 4.
013 Воздвижение, 14 сентября утро, канон, гл. 8, п. 1.
014 Октоих, глас 3, среда утро, на стиховне.
015 Там же, гл. 2, среда утро, канон, п. 5.
016 Предпразднество Воздвижения утро, канон, п. 7.
017 Воздвижение утро, канон, п. 1.
018 Канон Честному Животворящему Кресту (из правильника), гл. 4, творение св. Григория Синаита.
019 Воздвижение, 14 сентября вечер на литии, стих, гл. 1.
020 Воздвижение, 14 сентября утро, седален по 2 стихословии, гл. 6.
021 Октоих, гл. 2, среда утро, седален по 1 стихословии.
022 Воздвижение, 14 сентября утро, канон, п. 6.
023 Постная Триодь, среда, 4 седмица, утро, канон, гл. 4, п. 7. господина Феофана.
024 Октоих, гл. 3, среда утро, по 1 стихословии, седален.
025 Постная Триодь, среда, 4 седмица, утро, канон, гл. 4, п. 7.
026 Октоих, глас 1, среда утро, седален по 1 стихословии.
027 Там же, гл. 1, вторник, вечерня, на Господи, воззвах.
028 Октоих, гл. 2. пяток утро, канон, п. 5.
029 Там же, гл. 1, среда утро, канон, п. 1.
030 Там же, гл. 1, пяток утро, канон, п. 6.
031 Там же, гл. 1. среда утро, канон, п. 5.
032 Там же, гл. 1, пяток утро, канон, п. 7.
033 Там же, гл. 3, вторник вечер, на Господи, воззвах.
034 Там же. гл. 2, вторник вечер, на Господи, воззвах; Постная Триодь, вторник, 4 седмица, на стих. самогласен, гл. 5.
035 Октоих, гл. 4, пяток утро, канон, п. 5.
036 Там же, гл. 5. пяток утро, канон, п. 6.
037 Там же, гл. 2. среда утро, канон, п. 8.
038 Там же, гл. 5. среда, утро, по 1 стих. седален.
039 Воздвижение 14 сентября, утро, на поклон. стих. гл. 5.
040 Постная Триодь, неделя 3, утро, канон, гл. 1, п. 5.
041 Воздвижение утро, канон, п. 7.
042 Октоих, гл. 2. среда утро, канон, п. 8.
043 Там же, гл. 5. пяток утро, канон, п. 8.
044 Там же, гл. 6, среда утро, по 3 стихословии, гл. 4. Среда. Блаженны Литургии.
045 Октоих, гл. 6, среда утро, канон, п. 8.
046 Там же, гл. 5, пяток утро, канон, п. 7.
047 Там же, гл. 1, четверг вечер, на Господи, воззвах, крестобогородичен.
048 Там же, гл. 5, среда утро, канон, п. 3.
049 Канон Кресту, гл. 4. (из правильника), песнь 7.
050 Часослов 9-й час, по Отче наш... слава, гл. 8.
051 "О кладбище и Кресте" М. Р. G. t. 49 col. 396.
052 Постная Триодь, неделя 3, утро, канон, икос, гл. 7.
053 Предпразднество Воздвижения 13 сентября, утро, седален по 3 песни, гл. 4.
054 Воздвижение утро, по 1 стихословии седален, гл. 6.
055 Октоих, гл. 5, среда утро, на стиховне.
056 Воздвижение 14 сентября, малая вечерня, на Господи, воззвах, гл. 1.
057 Завеса.
058 Хождение игумена Даниила на Святую Землю (1106 - 1108).
059 Октоих, гл. 2, среда утро, канон, п. 3.
060 Там же, гл. 5, среда утро, канон, п. 3.
061 Постная Триодь, неделя 3-я, вечер на Господи, воззвах, гл. 5.
062 С греческого слово "уничтожение" переведено как "соуз".
063 Постная Триодь, неделя 3-я утро, канон, кондак, гл. 7.
064 Воздвижение 14 сентября, утро, канон, гл. 8, п. 5.
065 "О кресте и разбойнике" М. Р. 49 col. 400.
066 Молитва Херувимской песни на литургии Иоанна Златоуста.
067 Октоих, гл. 2, пяток утро, канон, п. 8.
068 "О кладбище и кресте". М. Р. 49 col. 396.
069 О Честном и Животворящем Кресте. M. P. G. t. 49 col. 820.
070 Постная Триодь, неделя 3-я, утро, канон, гл. 1, п. 9.
071 Происхождение честных древ I августа, утро, канон, гл. 6, п. 4.
072 Воздвижение 14 сентября , утро, канон, гл. 8, п. 9.
073 Напр. царю Мануилу в борьбе против сарацин. Праздник I августа.
074 Воздвижение 14 сентября , утро, канон, гл. 8, п. 8.
075 Точное изложение Веры Православной кн. 4, гл. 11.
076 Предпразднество Воздвижения, вечерня, на стих., гл. 5.
077 Воздвижение , великая вечерня на Господи, воззвах. гл. 6.
078 Постная Триодь, неделя 3-я, малая вечерня на Господи, воззвах, гл. 6.
079 Четья-Минея на 1 августа.
080 Воздвижение 14сентября, вечер, на литии, стих., гл. 1.
081 Октоих, гл. 5, среда утро, по 3 стихословии седален.
082 Там же, гл. 7, среда утро, канон, п. 7.
083 Триодь, неделя 3-я, утро, канон, гл. 1, п. 3.
084 Воздвижение 14 сентября, утро, канон, гл. 8, п. 5.
085 Октоих, гл. 2, среда утро, краегранесие канона.
«Око церковное» — литургическая библиотека, 2000—2005
Редактор: editor@liturgica.ru

Каталог Православное Христианство.Ру Rambler's Top100